Клуб Мастерская Нового Сознания для тех, кто готов к квантовому переходу

В каких новых формах выражается доминанта

Норма разума

НОРМАЛЬ

Как дела? Нормально. Что значит нормально? Что значит норма? Норма кого или чего? Конечно, если понимать «норму» слишком широко, то она покроет и такие обстоятельства, которые достаточно внимательный и углубленный взгляд отнесет к ненормальным. Такая, слишком покров- ительственная «норма», нас не устраивает, поскольку она оборачивается слишком большим попустительством. Если не определить узкое русло нормальности, то мы рискуем получить размытие строгой границы нормы, и как результат, ненормальное общество, ненормального человека. Сузим понятие «нормы» до человеческого существа, оставив в стороне нормальность животных, растений, камней, космоса, бога…

Применительно к человеку, норма также может разветвляться на физическую, психическую, социальную, правовую, моральную, норму поведения, норму языка, речи. Какое же определение будет твердым и надежным основанием, на котором возможно строить нормальную жизнь. Говоря «жизнь», мы уже рискуем свести «норму» к естественным природным чувствам, ощущениям, рефлексам. Оставим их физиологам и будем понимать «норму» исключительно, как норму сознания личности. Личное сознание определяет вторичные нормативы — психической вменяемости, социальной адекватности, моральной состоятельности.

Активное сознание — активная, действующая Норма. Пассивное, отражающее «бытие» сознание, и норма вырождается до стандарта, штампа, клише.

НОРМА СОЗНАНИЯ располагает двумя сторонами, стороной языка, с его лексикой и логикой синтаксиса и стороной речи, с ее интерсубъективностью высказывания. Предложение и Высказывание. Какой бы поступок ни совершил человек, если в нем присутствует сознание, то такому сознанию предстоит и оценивать, насколько этот поступок нормален. Если поступок совершен без участия оценивающего его сознания, мы можем говорить о ненормальности того, кто его совершил. Понятия «безумия», «сумасшествия», «глупости» являются поясняющими признаками ненормального поведения. Норма, не вписываемая в определения языка и речи, не есть норма в человеческом смысле, это норма животного понимания. Весьма далеки от Нормы сознания личности различные социальные стандарты, как и один из худших среди них — стандарт «личной независимости», — именно они, в наибольшей степени искажают путь формирования нормальной Личности, в которой отражается Норма Общественного Бытия. По сути, нормальная личность есть личность ОБРАЗЦОВАЯ, она является результатом деятельности высшей творческой способности в человеке, воображения.

Норма Личности на стороне Языка говорит о слаженности индивидуальных ключевых функций, на стороне Речи, говорит о нормальности межличностных отношений. Полагаю уместным не торопясь, предельно внимательно промыслить возможность формирования нормального общества. Ситуация розни и отчуждения между людьми, разлад, в семье, государстве, побуждают меня поставить со всей прямолинейностью вопрос о НОРМЕ. В ходе прояснения этого вопроса, мы сможем уточнить и отчетливо осознать функциональное назначение таких понятий, как «истина», «свобода», «любовь», «справедливость», «добро» «красота», «воля», только на первый взгляд кажущихся вполне понятными.

Я не буду говорить о разладе нормы, как о врожденной греховности человеческого существа, не буду искать виновников ненормальности социума, не буду обвинителем двух властолюбивых «бабуинов» — государства и церкви, но выскажу свой «категорический императив» в деле формирования нормального сознания, императив, который не обусловлен никакими внешними вливаниями-влияниями. Конструктив- императив. Возможно ли это? Возможно, когда, мы точно знаем о существовании в нас неизменного ядерного центра. Если же «все течет, все изменяется», то вопрос о норме тотчас теряет свою актуальность. Среди ненормальных господствует некое текучее определение: «у каждого своя правда», а значит все и кто попало, что-бы не делали, что бы ни говорили, уже оправданы. «Нормой» здесь становится просто текучее условное соглашение, которое можно отменить в любой момент. Все люди здесь «равноправны», никто никого не судит, раз каждый прав по- своему. Это дурдом и полный распад Человечности как Целого. Нет скреп, сближающих людей Нормы, и мы получаем вырождение, вместо

Вы-рождения. Популистам выгодна кодифицированная, закрепленная в оборотах речи, в правилах поведения, в понятиях норма, однако, действительная Норма, как ни странно, бежит любых кодификсаций, за исключением, пожалуй, ЧИСЛА. Числом можно строго расчислить Норму. Но число есть вещь, наиболее далекая от содержательности сущего, что, однако, делает его универсальным инструментом мысли о Бытии.

Норма есть строгое определение того, что реально СБЛИЖАЕТ людей. Реально, значит наверняка. Сближает не на миг упоения эмоцией, памятью, гормонами, профессией, но так, что ближнего уже невозможно выбросить, исключить из своей жизни. Это случается, когда ближний прочитывается по его смысловому ядерному коду, там, где мы реальные Братья и Сестры, а не поверхности внешних впечатлений. Но такое сближение есть величайшая Ответственность и величайшая Зависимость друг от друга. В таком сближении мы ВПРАВЕ признавать в Другом только Норму, категорически отстраняясь от всего повреждающего ее. Когда говорят о жизни «по совести», забывают о том, что кроме Вестей, хранителем которых является наша память, есть еще и Знания (вода ведает, огонь знает), которые превосходят власть памяти и соответствуют огненному вдохновению воображающего мышления, грезящего, мечтающего. «По совести» есть только половинка Нормы, «по совести» больше молчит, чем говорит, «по совести» больше выражает качество Индивидуальности. Мы же говорим-толкуем о Норме, как об Изобретении Личности.

Норма отнюдь не Догма. Ее строгость и неизменность в функциональном строе. Действие же нормы, при этом чрезвычайно пластично и гибко. Обнаружив себя Действующим лицом, то есть лицом владеющим логикой Грамматики Языка и Риторики Речи, мы попадаем в разряд Избранников и не пропадаем. Нормально ли умирать действительным лицам? Стариться, болеть, страдать? Ни в коем случае. Пусть миллионы лет, одно за одним, умирают-погибают поколения, это не убеждает сознание Личности в «естественности» смертей и страданий, ибо оно питается из вечного источника, никогда не иссякающего, источника Блаженства. Множество смертей только побуждают личность ставить вопрос ребром и рано, ли поздно, привести саму Смерть на поклон к Норме. Норма оборачивается вечной Юностью.

Пора приступить к более детальному рассмотрению Нормального Сознания. Прежде всего, это опыт ПРОТИВОСТОЯНИЯ. Нет опыта противостояния, сопротивления данности сущего, нет и ресурса, позволяющего прояснить-вызволить Силу Нормы. Что же противостоит всему существующему и его частным обстоятельствам? Бытие. Противостоящий, оказывается способным помыслить Бытие. Это превосходит любое представление о жизни сущего. Приближенный к Бытию (не сущему), открывает дар не от мира сего, дар активного (бытийного) сознавания. Такое сознание можно назвать ВЕРНЫМ.

Верное сознание активно направляет оправляет и поправляет слова и поступки человеческих существ (не обязательно землян), не позволяя ограничиться приспособлением к существующему порядку вещей. Фактор активного сознания напрочь отменяет всяческие формы божественного, ангельского влияния, как «высшего», поскольку в Бытии каждый ДЕЙСТВИТЕЛЬНО равен другому.

В Противостоянии только и возможно разглядеть амбивалентный лик Нормы, как лицо Януса. «Двуличность» нормального сознания это скорее его «отличность». Мы ведь не называем двуличным человека, у которого есть тень. Янус это вполне односмысленная позиция того, кто остановил время, олицетворив его собою. Только теперь он волен вымысливать свой мир, и он вправе это делать, поскольку оправлен в личном сознании. Норма здесь есть ПРАВОВАЯ норма. Лицо мое здесь обращено к тебе. Сначала я полагал, что я есть вот это беспокойное, подвижное существо, но моя тень внимательно и зорко наблюдала за блужданием этого существа. В какой-то момент, я узнал, кто есть реальная тень, а кто действующее лицо. Поскольку действующее лицо всемогуще, моей тени приходится только покорно следовать за ним. Как действующее существо я и в других обращаюсь к их суверенному действующему началу, почти игнорируя бессмысленные эмоциональные блуждания их теневых двойников.

Можно сказать, что нормальное сознание есть сознание БОГА. Пока бог, не находит себя в Личности, индивидуальное сознание живет в ореоле мифологических, религиозных, чувственных представлений о высшем начале, управляющем человеческими судьбами. Высшее начало обычно раскалывается на два враждующих между собой лагеря. Как для ребенка в утробе матери, его отец есть нечто метафизичное и даже враждебное, так и в религиозном сознании богу, имманентному этому миру, противостоит чуждая сущность, дьявол. Этот ореол, как материнская плацента до срока питает человеческих личиночных существ, но в срок второго рождения (первое в теле, второе в сознании), каждый обретает судьбу свободного Бога, одного из многих. «Каждый» это не, кто попало, но выношенный, долгожданный. Что же делает Бог, видя, как наиболее близкое к нему материальное тело ветшает, теряет свою грацию, болеет, приближается к смерти? Учитывая, что бог есть существо предельно ЛЕГКОМЫСЛЕННОЕ, то легко можно догадаться. Он слегка поправляет течение естественно-природных органических процессов, слегка заботится о продолжении жизни, а, по преимуществу, пестует Храм жизни вечной, то есть храм жизни, победившей смерть, с ее особой нормальностью, не от мира сего.

Норма проясняется Толкующим Познанием Понятий. Семиология и Герменевтика. Если мы оставим Норму под попечительством психологии или политики, идеологии или религии, то, наверняка получим искажение. Чем крупнее искажение, тем более оно рядится в одежды священного. Если на уровне обывателя можно говорить о глупых привычках, то в области священных авторитетов (деньги, бог, власть имущие) скрываются рычаги власти над массами и маньяки священного насилия которым личное, своевольное самосознание вовсе ни к чему. Им нужна среднестатистическая единица, типаж, вместо нормального человеческого существа. Им выгодно «памяти павших будьте достойны» вместо воли к вечной жизни. Норма не есть привычка, образец, обязательство, тип, условность, но ядерная программа, над которой не властен даже мозг, программа, которая превосходит всякие условности и фатум обусловленного бытия. Наверное, ее можно назвать особым НАКАЗОМ, особым, ибо это Наказ Особи, ее особому предназначению. Подлинная особенность конкретной Личности проявляется не в шизоидных попытках показать себя, ложном оригинальничании, но в исполнении Наказа, на пути НОРМАЛЬНЫХ.

Когда Норма вдруг открывается во всем своем Блеске и Величии в сознании НОРМАНА, то он словно получает Приказ Огня, становится носителем полярного Света и идет среди людей, своеобразным толмачем, переводчиком с родного языка на родной же язык, но другой. Ни одно общее понятие не остается в понятности, но переходит в регистр разумения, становится значением Нормы.

Например, РОД. Родовая норма определяется в мире животных циклом воспроизведения рода. Обеспечен этот цикл сексуальным влечением двух полов одного рода. Человеческая Норма говорит не о воспроизведении особей одного рода (человеческого), а о ВОЗРОЖДЕНИИ Человека способного формировать Человечность. Природное половое размежевание здесь не актуально, оно сведено к двуполости (гермафродит) человеческого существа, человек, при этом становится целостным и половое влечение уже не собьет его с пути человеческого. Человечность начинается с размежевания, но не по половым признакам, а по признакам Рода в каждой особи.

В человечестве доминируют личности мужского и женского рода, никак не сводимые к единому «человеческому роду», среднему. Такое размежевание мужчин и женщин дает и совершенно другие значения родовой квинтэссенции нормы: Невеста-Жених, Жена-Муж, Мать-Отец, Дочь-Сын, Сестра-Брат. В этих словах скрыто непонятное значение нормальных ориентиров человеческой культуры. Непонятное привлекает все здоровое, сильное, побуждает к познанию, но страшит все худосочное, не уверенное в себе, слабое.

Только Родовая Норма по праву может быть основой здоровой Идеологии в обществе. Слово «СЕМЬЯ», оставленное на произвол привычного понимания, является знаком чудовищного насилия над личностью, но переформулированное сообразно Норме Родовой Личности, становится зачатком чудесных отношений, которые мы иногда находим в своих сновидениях. Нормальная Любовь, чем отличается от ненормальной, но такой привычной? Ненормальная убивает Личность, делает ее точкой вменения различных обязательств. Нормальная же любовь, наверняка, воскрешает Личность, сталкивая ее с прецедентом Личности другого рода, прецедентом никогда не становящимся типичным, привычным. В нормальном отношении никогда не иссякает ВОСХИЩЕНИЕ перед чудом другой Личности. Не торопитесь понимать (поймать, поиметь, помнить, помянуть) того кого любите, если не хотите его уничтожить. Когда любящий «не весть что» жених, быстро понимает, что невеста уже не чудо, а понятная для использования женщина, он тем убивает Невесту, ее Таинство, ее белизну покрывает кровью удовольствия. Но кровь унижающая белизну, хоть и дарует известного рода удовольствия, однако не дает непрерывности Удовлетворения. Человек, став Личностью, может быть лишен удовольствий привычной любви, но пребывать в сиянии величия Жениха.

Порядок Нормы не исключает предыдущий статус, но включает его в себя, делает сокровенным. Муж настоящий содержательно остается женихом, благоговеющим перед своей девственной невестой-женой. Венчают Норму отношения Братьев и Сестер.

Когда мы говорим, то элементарные знаки гласных и согласных могут очень многое сказать о мужестве и женственности языка и речи. Простой Слог, не так прост, как кажется, НО говорит своим гласным окончанием о законности односложного предложения или законченности высказывании, а, следовательно, о смене субъектов высказывания.

Флексия в высказывании говорит о мужестве, способности отрешится от собственного смысла, передоверить его Другому. Если это настоящая флексия. Грамматическая категория флексия в предложении (падежные склонения) говорит о законном синтаксисе, риторическая флексия говорит о законченном высказывании. Окончания в предложении укрепляют внутренний лад Личности, окончания в высказывании совершенствуют лад межличностных отношений. Разуметь потенциал гласных как потенцию Мужества, а потенциал согласных, — Женственности, значит подступиться к Нормальному Языку. Насколько богаче женское Согласием, настолько мужское богаче Гласием, то есть, не согласием, противостоянием, толком. Единство людей, мира, бога только на стороне Согласия кажется убедительным и несомненным фактом, но только в толках Гласности, проективно, Единство осуществляется в нормальном русле, русле сотрудничества двух родов понимания, мужском и женском.

Любой авторитет ищет выразить себя Кодексами, Постановлениями, Догматами. Норма же ищет выразить себя исключительно ресурсами авторитарного личностного прометеева дискурса. Норма АВТОРИТАРНА, ибо риторична, и авторитетна несомненностью логически выверенных аргументов, отметающих любые мистические святыни и незыблемые догмы. По сути, форма нормы есть Игра, но игра, чрезвычайно ответственная. В этой Игре участвуют только Личности. Никаких сверхличностных планов влияния. Личность, как существо самосознания, альфа и омега любых сознательных построений, личность, как выступающий Мыс (ль) Бессознательного. Мир Личностей и есть реальные ОКОНЧАНИЯ Бессознательного, а значит и окончания времен и начала вечности.

Прочное не порочно. Где начинается безумие? Там, где снимается с повестки дня вопрос о Норме. Где нет Нормана, там варвары насилуют Истину.

Норма как Граница, Окраина. Норма как Судьба. Слишком много центровых, центральных нападающих, падающих, падших… Норма несет судьбоносное знание Окраины, той окраины, что контуром охватывает признаки соответствий, сгущает их до значимости Сущности, что тождественна себе и потому может быть Основанием любых выводов, их оправданием. Нет окраины, и сущность повреждается, подменяется субъективным произволом отдельных индивидов.

Дойти до Края. Что это значит? Что это? Что? Исчерпать некий порядок? Закончить жизнь? Дойти до Края значит либо отодвинуть этот край, содеять чрезмерное, либо остановится, замереть, вглядеться в незнаемое потустороннее. В этом случае Край называется Границей. Граница с необходимостью двусторонняя, распахнута на тот и этот свет. Быть ограниченным, значит быть органичным, быть Образом, Наречием, быть нареченным. Здесь крайняя Мера становится гранями Веры. С той стороны к нам подступаются крайние существа другого мира. Норма как равновесие миров. Нормальный край граничит нас с краевыми сущностями других родов, ненормальность же соблазняет бесконечностью, безграничностью, нирваной дурно понятой свободы. Ненормальность ищет бесконечной экспансии, она похожа на психическое заражение, когда не желают исцелятся, входя в режим органичной ограниченности и чрезмерность называют свободой. Именно чрезмерность создает особую озабоченность собственным имуществом, права собственника, возводит их в разряд фундаментальных, а по сути, вытесняет из жизни Право Свободы, как Норму Особенности.

Норма есть разочарование на путях нездоровой экспансии, неизбежное отрезвление. Край как смерть все ближе и ближе. И кто ты на Краю? Обрученный с вечностью или обреченный на гибель. Либо ты существо свободы и судьбы или случайное и ничтожное проявление жизни. Жизнь безумно роскошна, она позволяет, попустительствует даже случайному. Аристотель отличал роскошь и собственность, что делаем и мы. Второе всегда говорит об особенности конкретной особы, тогда как роскошь, обычно маскирует индивидуальное убожество. Собственность всегда орудийна и менее всего накопительна. Собственность нормальная не вмещается в понятие капиталистического накопления, она ближе к собранию фамильных признаков феодала. Внешне, кажется, что формальные знаки и атрибуты менее весомы, сравнительно с капитальной наличностью, однако, более углубленный взгляд открывает поверхностность и незначительность наличного «богатства» и, гораздую содержательность в знаках личного достоинства, личной сознательности. Несмотря на влияние и власть богачей, они ничего не решают в судьбах мира.

Нормальный Край вовсе и не Смерть, но Встреча с другой жизнью. Мужчина, как существо окромленное, краевое, конечное находит рядом с собою существо начальное, зачинающее жизнь, Женщину.

Край Судьбы совсем не фатальность неизбежного, но Свобода, как светлая Оправа внутреннего Нрава, обращенная к другим знаками судьбоносности.

Ненормальность Края знаменует себя всегда неизбывной Нуждой (крайне надо достать, купить, украсть, захватить что-либо…), непрерывностью влечения уходящего в дурную бесконечность (сексуального, например), властолюбием. Здесь неизбежна война всех против всех.

Мужество Мира (Митра=Михаил =Махди=Майтрейя) приходит с Окраины. Окраина несет Знаки особого рода, метафорические, символические, эсхатологические. Без них любая культура коснеет деградирует, оскотинивается, в знаках важных прямых смыслов, их почему-то становится все больше и больше («у каждого своя правда»)…Вся важность вырождается до важности просто животного существования. Со смертью бога как окаймляющей человеческую общность символической инстанции, начинается и распад человечности. Где скрепы? У Избранных, Нареченных. Кто не слышит их, обречен на гибель.

Метафора возвращает стоящего на Краю к Самому Себе, к существенному в себе, для сверки, отсюда Нормаль сознательной Рефлексии, в которой таится здоровье вечной жизни. Когда Добро оборачивается Благодатью, когда война оборачивается действительным Миром, когда конец жизни заканчивается на стороне Мышления встречей с другой жизнью.

Закономерности материального развития и Хаос. Пока мы обусловлены законами космоса, то Хаос понимаем по инерции как беспорядок, однако дойдя до края космичности, Хаос может открыться как откровение Пана (паника, пантеизм), здесь все внешнее становится внутренним. Хаос узнается только через пробуждение субъективности Пана и его Облик. Пан это обстоятельство, пресекающее любые теологические, коллективистские построения космических индивидуальностей. Пан превосходит как второй закон термодинамики, так и любую космогонию «высоких иерархий». Хаос это такая необычная материальность, что не развернута перед нами для ее освоения, познания, покорения, но свернута внутрь нас как некая протосубстанция управляемая нашей мыслью. Хаос как наружная сторона физической реальности в целом, с действующим началом иноматериальным. По ту сторону космоса расположено Золотое Яйцо Эроса, но узнать его реально, можно только через интенцию Пана.

По сути, о Норме следует говорить критикам. Критео=судебное расследование. Судебная инстанция есть инстанция Нормы. Критика здоровая обеспечивает суд, как и Судьбу, безупречными аргументами, амбивалентных значений, значимостей, ценностей. Судьба это Безупречность. Как же иначе? Безупречность это путь призвания. Конечно, неизбежны ошибки, горький опыт, но тот, кто оправлен и направлен в Русле верного знания, идет как единорог.

===============================================================================

 

 


Предыдущая записьСостоялось заседание Клуба по теме желаний Следующая записьМотивация и эмоции

Добавить комментарий

Имя обязательно

Вебсайт